Студия мастеринга! Мастеринг в студии Андрея Субботина дистанционно через интернет на Saturday Mastering

Народный сайт Александра Маршала: Хроники полётов

1998 : 1999 : 2000 : 2001 : 2002 : 2003 : 2004 : 2005 : 2006 : 2007 : 2008 : 2009 : 2010 : 2011 : 2012 : 2013 : 2014
Знаешь интересную статью, которой здесь нет? Пиши в гостевую (слева на главной странице) или присылай на почту: site@a-marshal.ru

В Лос-Анджелесе у меня был дом с бассейном, теннисным кортом...

За последние полгода Александр Маршал уже во второй раз приезжает в Минск, но не в гости к друзьям и не с сольным концертом, а чтобы сняться в известных телевизионных проектах и… расказать о самом сокровенном.

Александр Маршал в Минске

Кажущаяся, на первый взгляд, немногословность и замкнутость певца объясняются просто: измотали работники пера с вопросами о романе с Надей Ручкой.

Поэтому если хотите, чтобы Маршал развернулся и ушел – спросите у него о жене, любовнице или о Николае Носкове, но если он вам интересен как личность, поговорите с ним о жизни и родине.

То что Александр – настоящий патриот, становится понятным не столько по красной майке с надписью СССР, сколько по тому внутреннему выражению, которое имеет только человек старой советской закалки.

– Чем Беларусь для вас привлекательна?

– Самое главное, конечно, – люди, то, что мы уж больно близки по духу и исторически мы близки. Мне нравится, что как-то у вас чисто. Это еще и в советское время так было, просто сейчас стало еще чище. Это все-таки зависит от менталитета людей. Я недавно был в России в небольшом городке, там такая разруха! Я им привел в пример Белоруссию, сказал: друзья, я не верю, что в Белоруссии люди зарабатывают намного больше денег, чтобы содержать в чистоте свои города, села, дороги. Поэтому все зависит от человека. Даже если у тебя упал забор, для этого не надо много денег, чтобы выйти и поставить его на место.

Еще хорошо то, что нет границ между нами, я думаю, что это ожидает нас и с Украиной, потому что мы – целостное пространство. Пусть мы будем разными государствами, но раз мы стремимся в Евросоюз, и хотим принадлежать к европейской культуре, то не должны отгораживаться друг от друга.

Александр Маршал в Минске

– Почему Вы уехали из Америки? Одолело чувство патриотизма?

– Мы уезжали туда не на постоянное проживание. Можно было остаться, но как-то дома у нас лучше. Я понял, спустя десять лет жизни в Америке, что мы там – люди второго сорта. Как бы там кто и что ни говорил, как бы ты язык не знал, все равно мы там гости. И на нас смотрят немножечко так свысока. Можно это как бы пропускать мимо ушей, но кое-кто может, а я – нет. И поэтому мы вернулись домой – и, слава Богу. Жить лучше в России.

– Вернулись и начали заново?

– Получается, что да. Было тяжело. Представьте, что у меня в Лос-Анджелесе был дом, с бассейном, теннисным кортом. В Москву приехал – вообще ничего не было. Благодаря одному моему другу, я поселился в квартире, которая находилась в одном из микрорайонов. Ну, сами понимаете, после дома в 1 000 м приехать в «трешку» в Медведково – есть разница. Мне было грустно и печально, пока потихонечку-потихонечку не купил свое жилье. Теперь всей семьей живем за городом. Там очень уютно, тихо, свежий воздух. Вот это самое главное.

– Каково быть сыном Александра Маршала?

– Как-то я краем уха услышал, как Артем разговаривал с какими-то детишками: «Да ты знаешь, кто мой папа?». Тут я его за руку выдернул в сторону и сказал, что если еще раз услышу, то сильно с ним поругаюсь. С тех пор он больше этим не бравирует. Потому что это ни к чему.

Александр Маршал в Минске

– Гитару Вашу берет в руки?

– Нет. Может взять, побренчать, но я вижу, что его не тянет. Как и все мальчишки, сын помешан на компьютере, пишет стихи. Я не запрещаю ему заниматься тем, что ему интересно.

Сказать, что я его воспитываю, я не могу, поскольку меня никогда нет дома. Только скажу, что я стараюсь своим примером делать так, чтобы он видел, как нужно себя вести. Это, я думаю, более действенно, чем читать нравоучения какие-то. Нет таких вещей, которые я бы ему запретил.

Просто с ним разговариваю и провоцирую его подключиться к разговору, чтобы он сам логически вышел на тот или иной ответ. Он сам должен до всего доходить, как и я. Мне никто никогда ничего не запрещал. Батя мне говорил: увижу, что куришь, убью! Ну и чего, я закурил там где-то в десятом классе.

Я считаю, что запрет – это не очень остроумно по жизни. Детям запрещать, так они назло, из принципа, попробуют. Батя мой, когда я уже учился в военном училище, приехал ко мне, достал сигарету, протянул… но уже было поздно. Тут надо чувствовать эту тонкую грань: когда можно рявкнуть, когда нужно погладить.

– Сын прислушивается к вашему мнению?

– Конечно. Недавно ехал из Кремля, была номинация «Шансон года», мне там за песню на стихи Есенина вручили гитару, перо. Я за Артемом заехал после выступления, и мы поехали за город. А он говорит: это ты занял первое место? А говорю, что не совсем прямо первое, не только я, там многие. А он: круто! Конечно, гордость его берет за это дело. Я помню, и меня брала за отца: летчик первого класса, серьезный человек, на доске почета висел. Было приятно.

Александр Маршал в Минске

– Какими принципами руководствуетесь по жизни?

– Есть такая хорошая книга – Библия, и там есть жизненные законы: не убей, не укради, не пожелай жены ближнего… Вот этого придерживаться хотя бы как то чуть-чуть – и все принципы.

– Александр, как давно Библия стала вашей спутницей?

– Нам так сильно вколачивали в голову в советское время, что этого не должно быть, что тогда даже трудно было себе представить, что это такое. Но мне было так интересно.

Я вырос в маленьком городке в Тихорецке (Краснодарский край). Когда ходил из школы, по пути встречалась небольшая церковь. Я туда заходил, смотрел и не понимал, почему молятся, откуда это берут. А потом у бабушки своей я увидел маленькую Библию, в комоде нашел, и пытался ее читать, но она была написана старославянским языком, было тяжело понять смысл.

Только после армии, после военного училища, я и крестился, и уже серьезно, осознанно читал Библию и теперь читаю, вернее, перечитываю некоторые моменты, которые вызывают какое-то сомнение у меня. А на самом деле, там все есть: ответ на любой вопрос.

– Что бы Вы пожелали белорусам, нашим читателям?

– Самое главное – не поддаваться панике. В свете последних событий, тем более. Жить не завтра, а сейчас, каждую секунду, каждую минуту. Проснулись утром, посмотрели в зеркало, улыбнулись и сказали: как все здорово! – и пошли на работу.

22 мая 2010 года

Елена Зуева, фото автора

ИА "Интерфакс-Запад"

← Предыдущая статья

Меня беспокоят другие вещи

Следующая статья →

Новые идеи и задумки так просто не приходят