Студия мастеринга! Мастеринг в студии Андрея Субботина дистанционно через интернет на Saturday Mastering

Народный сайт Александра Маршала: Хроники полётов

1998 : 1999 : 2000 : 2001 : 2002 : 2003 : 2004 : 2005 : 2006 : 2007 : 2008 : 2009 : 2010 : 2011 : 2012 : 2013 : 2014
Знаешь интересную статью, которой здесь нет? Пиши в гостевую (слева на главной странице) или присылай на почту: site@a-marshal.ru

Живет такой Маршал

“Хочется что бы ночью как гром бахнул, как полил дождь, и смыл всю грязь. А на утро встать, вокруг всё чисто, и свежее пиво в ларьках” – с такими словами начал свой концерт Александр Маршал, который прошёл 18 сентября в Д.К. “Царицын”.

Концерт прошёл просто замечательно. Музыка так играла, что под ногами пол ходуном ходил. Настоящий рок-концерт, не хуже “Парка Горького”. Да и судя по залу, зрителем нравилось. Они танцевали, поднимали вверх зажженные зажигалки, кричали “браво”, “бис” и всё это сопровождали нескончаемой бурей аплодисментов. И сам Александр, остался очень доволен прошедшим концертом. Об этом он сказал мне, по секрету, в гримерке, где я с ним и встретился:

- Как восприняла Вас и Ваши песни общественность, после такого перевоплощения и после распада “Парка Горького”, ведь эта группа уже не существует?

- Нет, существует. Алексей Белов набрал новых музыкантов и будет писать пластинку на русском языке, то есть имя будет продолжать жить и работать. А общественность, честно говоря, она меня мало беспокоит, мне самое главное, чтобы это нравилось людям. Общественность – это понятие растяжимое, а вот когда нравится людям – это другое дело. Ну, я могу только сказать, что в первые дни выхода моего первого альбома, он разошёлся тиражом в 5000 тысяч экземпляров только компакт-дисков, буквально за две недели. Это отличный показатель для нашей страны. Конечно же, поклонники “Парка Горького” ожидали примерно того же, что я делал в группе, но я специально не хочу этого делать, потому что хочется играть не много более спокойную музыку и, судя по приёму и по прошедшему концерту, людям нравится.

- Почему решили себя назвать Маршалом?

- Над названием я долго не думал. Хотелось чего-то новенького. Да и Маршалом меня звали в детстве.

- Зарубежный опыт помогает Вам?

- Конечно. Знаете, шоу-бизнес в таком понятии, какое существует в Соединенных Штатах, ну настолько налаженная, отлаженная машина, что занимает третье место, по доходам, после военно-промышленного и нелегального наркотического бизнеса. Узнав и поварившись, в том, что с нами там происходило и, вернувшись сюда, в Россию, окунуться в наш шоу-бизнес, который находится на зачаточном развитии, его даже не возможно назвать бизнесом, мне очень просто легко. Потому что я уже знаю, что толстые контракты на английском языке подписывать нельзя, просто так, и я теперь знаю, как это всё делать. Если бы я там не побывал, так сказать через себя не пропустил всё это, то мне бы сейчас было значительно тяжелее. Потому что в этом бизнесе, как ни в каком существует много акул, которым сунешь палец, а они откусят тебе руку по локоть. Поэтому приходится постоянно быть начеку.

- А эти акулы Вам как-то мешают?

- Вы знаете, нет, они мне не мешают. Просто, если бы я не знал многих вещей, то я бы мог попасть опять в какую-нибудь историю, переделку. Подписал бы контракт на 10 лет, что делать категорически нельзя. Хотя в одном месте мне предлагали, мол, давай подпишешь, – нет ребята, не договорились.

- Как к Вам в таком лице, как Александр Маршал, относятся зарубежные поклонники?

- Они не знают об этом, потому что я ничего не пел по-английски, может когда-нибудь это сделаю. А о том, что я выступаю сольно, они просто не знают, во всяком случае, многие. Я даже не хочу им об этом говорить. Ведь, чтобы выступать там и пользоваться популярностью, надо петь на английском языке, а я этого делать не хочу. Мне есть, что сказать здесь и на русском языке.

- Рок, всё-таки как-то прогрессивная музыка, а вот в Ваших альбомах, слышен заметный отступ в сторону попсы. Как Вы считаете, для Вас это минус или плюс?

- Я вообще не сторонник разделять музыку на попсу и рок. Да и сейчас так всё перемешалось, что определить какой-либо стиль трудно. Я просто стараюсь, что бы моя музыка звучала как-то красиво. Единственное, мне трудно обходиться без тяжёлых гитар, с которыми я работаю всю свою жизнь. Тяжелое звучание гитар мне необходимо. Поэтому, даже если песня лёгкая, я туда всё равно пытаюсь вставить гитары, потому что мне это нужно. Ведь главное, что бы музыка трогала и теребила душу и волновала людей, а там, да будь хоть попса или фолк.

- Что своими песнями, Вы хотите сказать молодёжи?

- Вы знаете, на самом деле, я сейчас уже ничего не хочу сказать. Это когда мы работали в “Парке”, мы хотели сказать: мы вот русские, приехали оригинальными, единственными в этом мире, послушайте какие мы хорошие и т.д. и т.п. Сейчас я просто-напросто пою песни, которые мне нравятся, а если они ещё нравятся и о чём-то говорят людям, то, значит я на правильном пути. А как посланник я ничего не хочу сказать. Я думаю что добрая, хорошая песня она сама о себе говорит. Как Быков сказал в фильме “В бой идут одни старики”: “Я лучше в бою скажу”, – так вот и я тоже: “Я лучше выйду и спою”, – чем что-то говорить.

- Как обстоят дела с фанатами?

- Я думаю, что сейчас их у меня нет. А вот когда мы работали в “Парке Горького”, были. Даже ездили за нами по городам.

- Сколько у Вас всего альбомов?

- Вот сейчас уже три. Не давно вышел альбом Бардовских песен, он называется “Горец”. В основном там песни ни сколько о Чечне, сколько о Кавказе. Также есть песни о тюрьме, одна из которых посвящена человеку, попавшему не за что в 30-е годы в Сталинские лагеря по, 58-ой статье. Он отсидел всю свою жизнь и там же умер, не выйдя на свободу. Песня называется “Старый зэк”. А к весне, я думаю, выйдет моя четвёртая пластинка.

- Какую музыку предпочитаете чаще всего слушать?

- Я с удовольствием слушаю старые записи, в основном “Pink Floyd”. Перед тем как ехать куда-нибудь на концерт, я её дома ставлю, адреналином заряжаюсь, и поехал. Ведь сейчас ни кто так не играет, как раньше играли, с такой энергетикой. Молодежь так не играет и с гитарами ни кто не занимается, три аккорда выучат и уже звезда, лимузин, всё – пока деньги платят. А кто играть будет, Пушкин? Играть, нужно играть и заниматься, это такоё же вид искусства, как опера, балет. Поэтому мне не интересно слушать то, что слушают сейчас, не знаю, может быть, я старею.

- Расскажите о своей семье?

- Я предпочитаю, особо не распространятся на эту тему. Понятно почему, меня обсуждают – это уже, ладно. А когда касаются моего сына, я к этому отношусь как-то ревностно. Для маленького человека порой вредно, когда его обсуждают. Я даже его фотографии не даю, знаете же, что есть всякие там сглазы. А так, хочу сказать, что у меня замечательная семья: жена, ребёнок, мама и папа живы, слава богу, сестра, которая на десять лет младше меня. Всяких кремлёвских родителей у меня нет, и не было никогда. Отец – военный лётчик, в отставке, мама – зубной врач, на пенсии. Обычные люди, даже сказать нечего.

- Когда Вас можно будет снова увидеть в Волгограде?

- Вы знаете, это не от меня зависит. Как только пригласят, так я сразу же приеду, это уже точно.

18 сентября 2001 года

беседу вёл Виталий Кравцов

vitaly.boom.ru

← Предыдущая статья

Быть самим собой

Следующая статья →

Большие концерты миротворца НАТО в Кремле и БКЗ "Октябрьский"